Изостудия

Изостудия

РИСУНКИ К ПАСХЕ

Работы ребят из МБУ «Школа № 82» г. Тольятти, Самарской области,

учитель изо Козырина Нина Николаевна

 

РАБОТЫ БЫСТРОВОЙ ДАРЬИ

Очень захотелось поделиться своим творчеством. Я очень люблю рисовать!

Пусть из-под кисти выплывают чудеса!
Пусть на мольберте оживают сказки!
Пусть будет только искренней краса!
И хватит на шедевры лучшей краски!

 

Быстрова Дарья, юнкор газеты «Антошка»,
г.Чухлома, Костромская обл.

 

НА КОНКУРС «ЗИМНЯЯ СКАЗКА»

Савенкова Татьяна,  п.Сокский, Самарская обл.

СНЕГОВИК

«Наконец-то зима! А то надоело в избе отсиживаться!». Тяжёлый валенок опустился на белую постель первого снега. Снеговик поднял вверх руки-ветки и потянулся. Медленно наклонился вправо, влево, вперёд.
В этот самый момент из дома выскочила Снегурочка. Столкнув Снеговика, она помчалась на середину двора.
— Ура! Первый снег, первый снег! — заголосила Снегурочка, скача по двору.
Снеговик встал, поставил голову на место, поднял ведро и недовольно сказал:
— Чего радуешься? Через полчаса растает.
— Ну и что! — по-детски возразила Снегурочка. — Первый снег выпал, значит и зима не за горами! Первый растает, второй растает, а третий точно останется!
Мало того, что Снегурочка была ребёнком, она была ещё и женщиной, поэтому спорить с ней Снеговик не стал. А снегу он был рад не меньше.
— Снег, конечно, хорошо, но и оленей кормить надо, — с этими словами Снеговик направился в оленюшню. Выглядела она как конюшня, но вместо лошадей там держали оленей.
Снегурочка фыркнула вслед уходящему Снеговику и начала лепить снежную бабу.
Едва переставляя тяжёлыми валенками, Снеговик добрался до оленюшни. С каждым годом эта работа давалась ему всё труднее.
«Старею, наверное», — мелькнуло в голове. Снеговик оперся на изгородь, отдышался. Зачерпнул полведра комбикорма, насыпал в первое стойло. Подошёл ко второму, третьему. Насыпав восьмое, Снеговик утёр со лба капли воды.
«Так и растаять не долго, — думал Снеговик, давая себе передохнуть. — Магия слабеет. Вот и олени летать хуже стали. Снегурочка и та взрослеть начала…»
Снеговик стянул с шеи вязанный мешочек, аккуратно открыл его, достал маленький золотистый шарик.
«Вот оно, новогоднее волшебство! Всего-то-навсего улыбка детская, а силу какую имеет! — Снеговик любовался шариком. Слегка сжал его, шарик пружинил, — Красота какая! Жалко этим проглотам отдавать. Они ж съедят и не заметят…»
Снеговик вздохнул, взглянул на шарик, потом на оленя. Ещё раз вздохнул. Олень пялился на Снеговика, потом посмотрел на шарик и облизнулся.
«Понимает, скот, что вкусняшку сейчас дам. На, на, скотина, держи свой шарик. Вдруг ещё ослабеешь, кто Деда возить будет? Я уж точно для упряжки староват».
Снеговик обошёл каждого оленя. Каждый день он давал им волшебные шарики, и каждый день ему было жалко эти шарики.
«Скоро опять Новый год. Аж целых двенадцать штук на каждого! Мы разоримся… Когда-нибудь мы точно разоримся из-за этих проглотов…»
Опустив голову, Снеговик поплёлся в избу. Пока он кормил оленей, снегопад закончился. Весело звенела капель, и валенки быстро промокли. Снеговик обвёл глазами двор. Снегурочкина снежная баба получилась неказистой. С каждой минутой она становилась всё уродливее. Самой Снегурочки видно не было.
«Я же сказал, что через полчаса всё растает», — мысль о собственной правоте слегка взбодрила Снеговика.
Зайдя в избу, Снеговик убрал валенки сушиться. В доме было морозно. Блаженная улыбка расплылась на снежном лице. 
Снеговик направился к Деду Морозу в кабинет. До Нового года оставалось совсем немного времени.